Нейропсихологическая диагностика

Нейропсихологическая диагностика

О нейропсихологической диагностике

Нейропсихологическая диагностика - это обследование с использованием специально разработанных проб и методик, в ходе, которой, выявляются базисные патогенные факторы, а не актуальный уровень знаний и умений ребёнка. Ведь внешне и патохарактерологические особенности, и педагогическая запущенность, и первичная несостоятельность фонематического слуха могут проявляться одинаково — «двойка по русскому». Только нейропсихологический синдромный анализ такой недостаточности может вскрыть механизмы, лежащие в ее основе, и подойти к разработке специфических, особым образом ориентированных коррекционных мер.

Задача нейропсихолога установить базовый, первичный дефект, препятствующий полноценной адаптации ребенка и смоделировать иерархию и этапы психолого-педагогического воздействия.

Методы нейропсихологической диагностики базируются на классических тестовых программах альбома «Нейропсихология детского возраста», которые широко известны и традиционно применяются в нейропсихологии и дополнены рядом сенсибилизированных «детских» проб, а также тестах, заимствованных из патопсихологического репертуара, так как они являются необходимой дополняющей процедурой.

Наряду с изучением медицинской документации, сбором анамнестических данных (истории рождения и развития), выяснения последовательности этапов двигательного развития, в процессе нейропсихологической диагностики проводится обследование (без использования медицинской техники) и качественный анализ зрительного, слухового и тактильного восприятия; зрительной и слухоречевой памяти; фонематического слуха, основ саморегуляции, соматогнозиса, пространственных и квазипространственных представлений, мелкой моторики рук и координации движений; интеллектуальных процессов; речи, чтобы определить, что мешает ребёнку быть успешным.

При проведении обследования, которое длится около 1,5 часов, нейропсихолог в присутствии родителя предложит ребёнку различные задания, например: запомнить ряд слов, скопировать рисунок, посчитать в уме, описать картинку, выполнить ряд двигательных проб и т.п.

Пройти нейропсихологическое обследование полезно любому ребёнку от 5 до 12 лет.

Он ведь не просто так отказывается от занятий в детском саду, неуклюж, непослушен, всё у него валится из рук… Он ведь не просто так в школе невнимателен, у него низкая работоспособность, он «ленив», делает «глупые» ошибки, не может выучить таблицу умножения, у него наблюдаются трудности в общении, он может быть агрессивным или наоборот очень неуверенным в себе…
Дети, которые приходят сегодня на консультацию к нейропсихологу - это дети с задержкой формирования мелкой моторики рук, с общей моторной неловкостью, часто с невнятной речью, слишком подвижные (иногда стоит диагноз гиперактивности с дефицитом внимания).
Это дети с наличием патологических содружественных движений (когда пишут и рисуют, у них «оживает» не только язык, но и ноги, а иногда и всё тело – им трудно усидеть на месте).

Часто родители жалуются на отсутствие внимания, памяти, заторможенность или наоборот расторможенность ребёнка, на его повышенную отвлекаемость и трудность вхождения в любую деятельность. Несмотря на то, что с виду многие из описываемых детей выглядят «крепышами», почти всегда отмечаются различные мышечные дистонии (гипо- или гипертонус). Родители отмечают, что ребёнок истощаем, с трудом высиживает более 10 – 15 минут на одном месте, часто отвлекается. Угрозы и окрики помогают, но ненадолго. Он крайне медлителен: может одеваться часами, очень долго обедает, очень долго делает уроки, на это уходит всё свободное время ребёнка и т.п. Ребёнок упорно не может запомнить право – лево, не любит рисовать, особенно срисовывать. Имеются трудности с письмом – буквы пишет «зеркально», заменяет и пропускает их. У него плохой почерк: буквы разного размера, строчки «прыгают», в тетради грязь. Почерк то ухудшается, то улучшается, память то очень хорошая, то очень плохая, что сказывается на общей успеваемости в школе.

Невнимательность ребёнка может иметь разные корни. Например, у него может быть быстрая утомляемость, истощаемость психических процессов, он может часто болеть, иметь отклонения в поведении, гиперактивность – он будет невнимательным. У ребёнка может быть недостаточность пространственных представлений, фрагментарность восприятия, трудности звукоразличения, леворукость – и снова попытка быть внимательным терпит поражение. Ребёнок не способен регулировать свою деятельность - ещё одна предпосылка для возникновения у него невнимательности.

В своем развитии ребенок проходит несколько этапов, и не всегда они протекают гладко. На него влияют факторы внутриутробного развития, послеродового развития, биологические и социальные факторы.

Психические функции не даны ребенку изначально, они проделывают длительный путь развития, начиная с внутриутробного периода. И этот путь не является прямым. Часто случается, что один психологический фактор (например, избирательности памяти) начинает бурное развитие, в то время как другой фактор (например, пространственных представлений) отстаёт.

Нейропсихолог выявит причины трудностей ребёнка, связанные с особенностями работы мозга, определит какой его участок «дал сбой», расскажет о сильных и слабых сторонах ребёнка, поможет увидеть его актуальные и потенциальные возможности и предложит пути эффективной помощи в каждом конкретном случае. Ведь банальная безграмотность может быть следствием и неустойчивого внимания, и нарушения различения звуков на слух, и особенностью восприятия, и многого другого. Определив истинную причину, нейропсихолог даст рекомендации по преодолению трудностей процесса обучения, а для детей дошкольного возраста определит индивидуальную стратегию подготовки к школьному обучению и ранней профилактики учебных затруднений. А при необходимости, предложит индивидуальную или групповую программу нейропсихологической коррекции (коррекционно-развивающих и формирующих занятий).

Нейропсихолог констатирует наличие или отсутствие у ребенка таких явлений, как:

- гипо- или гипертонус, мышечные зажимы, синкинезии, тики, навязчивые движения, вычурные позы и ригидные телесные установки; полноценность глазодвигательных функций (конвергенции и амплитуды движения глаз);

- пластичность (или, напротив, ригидность) в ходе выполнения любого действия и при переходе от одного задания к другому, истощаемость, утомляемость; колебания внимания и эмоционального фона, аффективные эксцессы;

- выраженные вегетативные реакции, аллергии, энурез; сбои дыхания вплоть до его очевидных задержек или шумных «преддыханий»; соматические дизритмии, нарушение формулы сна, дизэмбриогенетические стигмы и т.п.

На протяжении всего обследования отмечается насколько склонен ребенок к упрощению программы, заданной извне; легко ли переключается он от одной программы к другой или инертно воспроизводит предыдущую. Выслушивает ли до конца инструкцию или импульсивно принимается за работу, не пытаясь понять, что же от него требуется? Как часто отвлекается он на побочные ассоциации и соскальзывает на регрессивные формы реагирования? Способен ли он к самостоятельному планомерному выполнению требуемого в условиях «глухой инструкции», или задание доступно ему только после наводящих вопросов и развернутых подсказок экспериментатора, т.е. после того, как изначальная задача будет раздроблена на подпрограммы. Наконец, способен ли он сам дать себе или другим внятно сформулированное задание, проверить ход и итог его выполнения; оттормозить свои не адекватные данной ситуации эмоциональные реакции?

Положительные ответы на эти вопросы наряду со способностью ребенка оценить и проконтролировать эффективность собственной деятельности (например, найти свои ошибки и самостоятельно попытаться их исправить), свидетельствуют об уровне сформированности его произвольной саморегуляции, т.е. в максимальной степени отражает степень его социализации. Ребенок должен не только понять, но и запомнить все сказанное относительно предстоящего задания.

Проводится исследование двигательных функций: кинестетического и кинетического праксиса, пробы на реципрокную координацию рук; тактильных и соматогностических функций. Различные виды предметного зрительного гнозиса, восприятие и интерпретация сюжетных (особенно серийных) картин.

Исследуется сфера пространственных представлений, структурно-топологические и координатные факторы, метрические представления и стратегия оптико-конструктивной деятельности.

Объем как зрительной, так и слухоречевой памяти (удержание всех шести эталонных слов и/или фигур после трех предъявлений), фактор прочности хранения необходимого количества элементов вне зависимости от ее модальности, избирательность мнестической деятельности.

Базовые факторы речевой деятельности: фонематический слух, квазипространственные вербальные синтезы и программирование самостоятельного речевого высказывания. Ведь указанные факторы должны служить опорой для таких комплексных психических функций, как письмо, решение смысловых задач, сочинение и т.п.

Необходимым условием является также выполнение любых мануальных проб (двигательных, рисуночных, письма) обеими руками поочередно. Использование бимануальных проб приближается по информативности к дихотическому прослушиванию, тахистоскопическому эксперименту и т.п.

Во всех экспериментах, требующих участия правой и левой руки испытуемого, в инструкции не оговаривается, какой именно рукой начинать выполнение задания. Спонтанная активность той или иной руки в начале выполнения задания дает экспериментатору дополнительную, косвенную информацию о степени сформированности у ребенка мануального предпочтения. Эта же информация содержится в «языке жестов»: нейропсихолог обязательно должен отмечать, какая рука «помогает» ребенку обогатить свою речь большей выразительностью.

Иногда, в процессе диагностики выясняется, например, что при копировании эталона (специально разработанной геометрической фигуры), ребёнок также странным образом всё искажает, например, ребёнок может переворачивать рисунок на 90◦ при неизменном положении эталона (изменение направления восприятия с горизонтальной на вертикальную ось), что приводит к трудностям в овладении письмом, усвоении образа букв, формировании разрядности числа. Эта же фигура может быть перевёрнута и на 180 градусов. Некоторые рисунки даже невозможно узнать. Могут быть слепки из частей фигуры, фрагментарность, так называемая хаотичность восприятия. Ребенком может игнорироваться левая или правая сторона листа бумаги. И если ребёнок так воспринимает, так считывает окружающий мир, так его «видит», то он такой мир искажает. Поэтому у такого ребёнка могут быть ошибки при письме.

При проведении исследования зрительной памяти ребенок, хорошо удерживая нужное количество эталонных фигур, может исказить их первоначальный образ, развернув его, не соблюдая пропорции, не дорисовывая какие-то детали (т. е. демонстрирует массу параграфий и реверсий), путая заданный порядок. То же в слухоречевой памяти: иногда, даже четырехкратное предъявление не всегда приводит к полноценному удержанию порядка вербальных элементов, имеет место много парафазии, т.е. замен эталонов словами, близкими по звучанию или значению.

В нейропсихологическое обследование включаются сенсибилизированные условия для получения более точной информации о состоянии того или иного параметра психической деятельности. К таковым относятся: увеличение скорости и времени выполнения задания; исключение зрительного (закрытые глаза) и речевого (зафиксированный язык) самоконтроля.

Успешность выполнения любого задания в сенсибилизированных условиях (в том числе на следах памяти) в первую очередь свидетельствует о том, что изучаемый процесс у ребенка автоматизирован, а, следовательно, помимо прочих преимуществ может быть опорой для ведения коррекционных мероприятий.

Ребенок всегда включен в целую систему межличностных и социальных взаимоотношений (родители, учителя, друзья и т.д.). Успешность обследования (и последующей коррекции) однозначно будет коррелировать с тем, насколько полно будут представлены в нем соответствующие данные. Это означает установление партнерского контакта с родителями, особенно с его мамой. Именно она способна дать важнейшую информацию о его проблемах, а в последующем — стать одним из центральных участников коррекционного процесса.