Он пришёл в этот мир, чтобы быть счастливым

На приёме, как правило, выясняется, что у мам таких детей отмечались проблемы, связанные с протеканием беременности и родов.

Грубые нарушения неврологического статуса у детей встречаются не так часто, к тому же мимо такого новорожденного врач не пройдет. Гораздо больше «легких» поражений на первом году жизни, незаметных для родителей и, иногда, для специалистов. И среди «неумех» детского сада и неуспевающих школьников, таких детей много.

В последние годы отмечается рост числа детей, родившихся с признаками ПЭП (перинатальная энцефалопатия) – перинатального поражения ЦНС (центральной нервной системы).

Перинатальные поражения центральной нервной системы объединяют различные патологические состояния, обусловленные воздействием на плод вредоносных факторов во внутриутробном периоде, во время родов и в ранние сроки после рождения.

Ведущее место в перинатальной патологии ЦНС занимают асфиксия и внутричерепная родовая травма, которые чаще всего поражают нервную систему развивающегося плода. В дальнейшем у ребёнка в медицинской карте могут появиться диагнозы: СПНРВ (синдром повышенной нервно–рефлекторной возбудимости), гипертензионный синдром (повышенное внутричерепное давление), ММД (минимальная мозговая дисфункция), СДВГ (синдром гиперактивности с дефицитом внимания).

Самыми характерными признаками детей с такими диагнозами являются изменения в поведении ребенка, трудности обучения в школе, речевые нарушения, недостаточность мелкой и крупной моторики, различные виды невротических реакций (нарушение сна, страхи, тики, энурез, энкопрез, заикание, повышенная тревожность), эмоциональная неустойчивость, трудности в общении со сверстниками и взрослыми. Изменения поведения таких детей сводятся к чрезмерной активности, причем она не имеет определенной цели, ничем не мотивирована и часто зависит от ситуации (наступает в новой, незнакомой обстановке, при стрессовых воздействиях). Часто ребёнок не может сосредоточиться, фиксировать свое внимание, постоянно отвлекается. Таким детям также свойственны быстрая смена настроения, раздражительность, импульсивность, плаксивость. В любую минуту у него может возникнуть ярость, злость.

Они предпочитают играть с детьми более младшего возраста, выбирают примитивные игры, иногда отрицательно относятся к окружающим. Дети потом трудно поддаются обучению в школе (чтению, письму, счету), но это связано не с задержкой развития или снижением интеллекта, а с нарушением восприятия, главным образом пространственных взаимоотношений. Некоторые дети долго не могут научиться читать или писать, плохо различают близкие по написанию буквы. Например, «п» и «т», «и» и «у», «б» и «д» и т.п.

Есть и другой вариант, когда мама приходит на приём к специалисту, оказывается что у ребёнка высокий уровень интеллекта, а он делает «глупые» ошибки, не пишет с «красной строки», «залезает» на поля, не может запомнить, сколько клеточек надо отступить, не может выучить таблицу умножения.

У значительного числа таких детей выявляются нарушения функции речи, чаще всего задержка ее развития. Они дефектно произносят отдельные звуки, с трудом строят фразу, речь у них медленная или взрывная (ребёнок говорит очень быстро, «проглатывает» окончания слов). Наряду с речевыми нарушениями у детей часто встречаются нарушения координации движений. В анамнезе у детей обычно удается установить задержку или опережение развития двигательных навыков. Когда ребёнок начинал ходить, он постоянно спотыкался, часто падал. Неловкость движений сохранилась и в более старшем возрасте.

При ходьбе дети часто пошатываются, задевают окружающие предметы, с трудом меняют движения на прямо противоположные. У них появляются двигательное беспокойство и иногда отдельные мышечные подергивания. Таким детям плохо удаются спортивные игры, они не могут обучиться езде на велосипеде, в беге и прыжках значительно отстают от сверстников. Они испытывают затруднения при выполнении даже мелких движений – при застегивании пуговиц, шнуровании ботинок, шитье, при пользовании ножницами, плохо раскрашивают картинки, не могут провести прямую линию, нарисовать круг или другие геометрические фигуры. В более старшем возрасте они, освоив письмо, пишут, как правило, неразборчиво. Из глазодвигательных нарушений особенно часто наблюдается сходящееся косоглазие, недостаточность конвергенции (ребёнок не может свести глаза к переносице), ребёнку сложно следить за предметом в горизонтальной или вертикальной плоскости. Это создаёт определённые трудности, т.к. обучаясь чтению, ребёнок должен следить за строкой, не теряя её, не перескакивая на другие.

У таких детей наблюдается леворукость, иногда у них вообще невозможно определить ведущую руку, они плохо различают правую и левую части тела. Ребёнок может иметь повышенный или пониженный тонус.

Некоторые дети до года состояли на учёте у невролога, но после достижения ребёнком одного года они исчезали из поля зрения докторов, так как в этом возрасте проявления таких нарушений «стираются».

К сожалению, это возможно лишь до следующего критического периода жизни ребёнка в три года. Большинство детей в этом возрасте идут в детский сад. Там они постоянно на что-то отвлекаются, не слушают сказки, ломают игрушки, носятся без цели. Такие дети неловки, не вписываются в дверные проемы, постоянно спотыкаются. Они, как будто, не слышат обращённую к ним речь. Такого ребёнка трудно воспитывать, он становится непослушным, взрослому, как правило, даже не удаётся его чем-то увлечь. В результате проблемы расцветают пышным цветом. А впереди ещё один кризис – кризис семи лет.

И вот возбудимые и неловкие дети стройными рядами идут в массовую школу. Родители стонут, ребёнок рыдает, учитель опускает руки. Учителя можно понять, ведь таких детей в его классе больше половины. Ребёнок на занятиях всё время отвлекается, всем мешает. При письме у него напрягаются мышцы руки, шеи, он не замечает то, что написано на доске. Сбросить это напряжение он не может, его организм работает как пружина, которая постепенно сжимается в течение дня, а к вечеру с силой разжимается, и ребёнок «разряжается» через агрессию и плач. Дома он без взрослого, который сидит рядом и говорит: «Внимательнее, сосредоточься, проверь ещё раз, что ты отвлекаешься...» – самостоятельно работать не может.

И если школьник постоянно срывает урок, или не может учиться из-за повышенной отвлекаемости – понятно, какое отношение будет к такому ученику.

Когда родители принимают свои, жёсткие меры воздействия на ребёнка, ребёнок иногда может стать более успешным. Но, к сожалению, во-первых, слишком часто такой способ приводит к психосоматическим заболеваниям: к ранним головным болям, проблемам желудочно-кишечного тракта и т.п. Во-вторых, снижается самооценка ребёнка. А это очень важная в обучении, но очень хрупкая характеристика. Если ребёнок постоянно неуспешен, а оценивает себя адекватно, и периодами вполне сообразителен, то в дальнейшем уже не пытается учиться лучше – «всё равно не получится».